На восточной окраине Берковецкого кладбища, среди сектора еврейских захоронений 60-80х годов, можно заметить заросший участок могил с нетипично старыми мацевами. Это участок, куда в 60-е годы переносили захоронения со знаменитого Лукьяновского еврейского кладбища, перед его сносом. Но среди этого участка, с надписями вперемешку на идише и дореформенном русском, начиная с позапрошлого года можно увидеть современный символический охель из металла и профнастила, внутри которого — новая гранитная плита с надписью о том, что именно тут похоронен раввин Вайсблат.
Сейчас эта фамилия менее известна среди киевского еврейства, но сто лет назад, ребе Вайсблат был знаменит среди идишкайта Российской Империи. Он, прославился не только, как богослов с прозвищем а-рав а-Гаон, но и как изобретатель ”Вечного календаря”.
Будущий раввин Вайсблат Нухим Янкелевич (Вайсблат Менахем Нахум бен Яаков) родился в 1864 году, в маленьком полесском штетле Народичи, и что примечательно, по одной родительской линии он был потомком Баал Шем Това, а по другой его предком был сам Виленский Гаон. Детство и отрочество провел в Народичах и Овруче, и в возрасте 17 лет переезжает в местечко Малин, где начинает преподавать в ешиве, а вскоре становится раввином местной синагоги.

Здесь, женившись на Берте Лерман, в условиях неспешного штетловского образа жизни Нухим начинает заниматься вопросами расчета более удобной модели еврейского календаря.

Небольшое отступление для тех, кто не знаком с особенностями еврейского календарного цикла. Еврейский календарь, в отличие от общепринятого Григорианского, лунно-солнечный.
Рош Ходеш, начало нового месяца, в библейские времена и пока существовал Санхедрин, устанавливалось по свидетельству двух очевидцев, заметивших момент появления новой луны.
Люди, которые видели новую луну, приходили в бейт-дин в Иерусалим и сообщали об этом. Требовалось не менее двух таких свидетелей. Их подробно расспрашивали и, если ответы были убедительны, бейт-дин объявлял Рош Ходеш — начало нового месяца.
Хотя, в Талмуде, а именно в трактате Рош-аШана, лист 25а, упоминается случай случившийся с таннаем Гамлиэлем, и к слову учителем христианского апостола Павла, —

«Однажды двадцать девятого числа месяца небеса были закрыты облаками и показалось что-то вроде лунного серпа. Народ думал, что это начало месяца, и раввинский суд хотел объявить Рош Ходеш. Сказал рабан Гамлиэль: “Такое предание у меня от дома отца моего отца. Не может быть новой луны раньше, чем прошло двадцать девять с половиной дней и две трети часа и семьдесят три тысяча восьмидесятых части часа. Поэтому я не принимаю свидетелей — облачко им показалось луной”.

После разрушения Второго Храма, духовные лидеры в ешивах взяли на себя ответственность за установления религиозного календаря, и начиная с 200-х годов новой эры визуальное наблюдения Луны было заменено на астрономические расчеты, державшиеся в секрете среди узкого количества ученных раввинов. Такая секретность привела к тому, некоторые общины в диаспоре не всегда дождавшись сообщений о начале месяца, проводила праздники, по собственному усмотрению. Например, евреи Сирийской Антиохии в 328-343 годах праздновали Пейсах в юлианском марте, несмотря на все поучения мудрецов из академии в Тверии.

Общепринято мнение, что в 359 году, что бы сохранить единство евреев знаменитый раввин Гилель Второй опубликовал “секрет” составления календаря, который по сути состоял из использования вавилонского 19-летнего цикла с некоторыми изменениями, требуемыми еврейским ритуалом. Хотя историк 19 столетия Зиновий (Хаим) Слонимский оспаривал это утверждения, и заявлял, что первым открыл тайну еврейского календаря для широкой общественности раввин из Кордовы Хассан ха-Даян в 953 году.

Но еврейский календарь в условиях диаспоры, в связи с особенностями добавления дополнительного месяца, а так же наличия 7-и високосных годов в 19-летнем цикле, не составлялся на длительные промежутки времени.

Решить данную проблему, с помощью своих познаний в математике и галахе, и взялся, известных среди полесских штетлов, как ”Гадоль из Малина” раввин Нухим Вайсблат.
И к 1890-у году, он смог составить ряд таблиц, по которым можно было определить любую дату еврейского календаря и сопоставить ее с нееврейским. Образец Таблиц Вайсблата был отправлен в Санкт-Петербург, в специальную комиссию, где получил положительные отзывы и был одобрен. Но что бы календарь приобрел популярность, требовалось поддержка влиятельных людей, и рав Нухим обратился к известному в еврейской среде писателю Шолом-Алейхему. К этой идее он отнесся с скепсисом. И по легенде, решил для начала проверить познания раввина в арифметике, предложив ему за три дня решить сложную задачу-головоломку. Тот согласился и, выслушав условие головоломки, и сразу же дав правильный ответ. Дружба писателя и раввина с тех пор продолжалась много лет.

И хоть календарь не приобрел всееврейскую популярность, но принес своему автору широкую известность, и в 1902 году, Вайсблат переезжает из Малина в Киев, на должность главного духовного раввина. Получив квартиру на улице Жилянской, он приступил к обязанности в ”Купеческой” синагоге.
Известно, что, не смотря на свою ортодоксальность, раввин был человеком многогранным, и его квартира пользовалась популярностью у различных еврейских деятелей Киева. По мере сил помогал жертвам погрома 1905-го года. Так, же был одним из подписантов протестного письма о деле Бейлиса. При советской власти, в 1920-м возглавил Киевский комитет по оказанию помощи голодающим и пострадавшим от погромов.
В начале 20-х годов, классово чуждое название синагоги Купеческая, меняется на политически верное Ремесленная, где рав Вайсблат продолжает работать.
В возрасте 60 лет, в апреле 1925-го года, раввин умирает от рака желудка.
Многотысячный траурный митинг верующих сопровождал его до места погребения в охеле, на Лукьяновском еврейском кладбище.
Частично разрушенный во время войны погост, решением горисполкома был демонтирован в 1962-м году, а часть могил были перенесены на Берковецкое кладбище.
Долгое время могила была забыта, и лишь в 2017-м году, правнук раввина Артур Рудзицкий нашел место погребения, где вскоре был сооружен современный охель.

Павел Зельдич