Вначале лучи утреннего солнца выглянули из-за густых деревьев, растущих рядом с синагогой. Убедившись, что за ночь ничего в городе кардинально не изменилось, озарили житомирский рынок своим сиянием. Сиял чистотой и торговый ряд, в котором, среди прочих торговцев, тетя Соня продавала свою свежую рыбу. Соня чистила рыбу при клиенте. Это не мешало ни солнечному сиянию, ни цветочнице напротив неё. Покупатели брали чищеную рыбу, а потом по поводу и без повода покупали у цветочницы букеты. Всем было хорошо.

Молодой еврей, только что купил у тети Сони щуку и стоял, наблюдая за цветочницей, которая ловко срезала шипы на розе. Немножко выждав, он для начала разговора спросил: «Шалом, как дела? Что слышно?»

«Я собираю шипы от красных роз. Я продаю розы без шипов. Люди, тем более евреи, не любят когда розы колют их своими шипами. Шипы остаются, и я их собираю в большие железные коробки из-под печенья. У меня уже наполнилось две таких коробки», — не без гордости ответила она.

«Зачем вы их собираете? Что с них можно сделать», — удивился парень.

«Меня, мои папа и мама, назвали Розой, — а они таки что-то предполагали. — А шипы? Я еще не нашла им применение. Но они остаются от роз. И я знаю, что их можно будет для чего-то использовать с пользой. Вы, конечно читали? Была статья в газете. Один электрик, еврей, наверное. Он не выбрасывал обрезки проводов, складывал их. И за много лет собрал себе большой такой медный шар. Потом, хорошо за него выручил у той же фабрики, где работал эти годы».

— «Медь – то конечно! А шипы? В таком количестве?»

«Один короткий проводок, продолжала Роза, то же не имеет ценности. Можно взять длинный провод и отрезать от него, сколько надо… Тем более, провода у электрика всегда «под рукой». У меня «под рукой» розы. Один шип ничего не стоит. А вот у кого еще есть целая коробка шипов от роз? А целых две коробки? Я собираю не какие-нибудь всякие шипы, а только от красивых красных роз!»

— «Да кто это потом поймет, что они были красные?»

— «Так, ведь я же знаю, что красные и красивые! У меня всегда свежие, хорошие розы. Не сомневайтесь! Посмотрите эту красавицу — невеста! А вот эта, красная! От неё исходит сияние!»

-«Сияние? Сияние, роза… что-то напоминает. Зоар! Сияние…!»

-«Да, вот, и раби Хизкия! Знакомьтесь, он большой знаток роз и много мне о них рассказывал. Я ничего не понимаю в его речах, но после них я и начала собирать шипы. А может, пригодятся. Выбросить можно всегда. Хуже, если пригодятся, а их нет. Скажите, раби Хизкия?»

Раввин любовался сиянием утреннего солнца. Он перед шабатом, как обычно, пришел на базар за цветами, чтоб ими украсить зал синагоги.

«Раби Хизкия бар Рав?!- воскликнул молодой еврей. — Судья великого Собрания? Ученик раби Шимона бар Йохай — одного из пяти живых учеников самого раби Акивы! Вы…»

«А как вас зовут, молодой человек?» — спросил раввин.

— «Я Борух. Сын Боруха из Народичей».

«Вам надо цветы?» — спросил рав Хизкия у Боруха.

— «Да. У моей мамы.… В общем, я приехал из Иерусалима на пару дней навестить мою старенькую маму. Я уеду, через пару дней. Мне нужны цветы, чтоб не завяли и напоминали маме еще долго о моей любви. Ей нравятся розы. Красные.

— «Тогда берите любые, которые вам нравятся. Мама все равно будет помнить. У меня, тети Розы, цветы всегда долго не вянут. Все в хозяйку! Правда, ребе Хизкия?»

— «Сказано в Песне песней «Как роза среди шипов»…

— «Как это понять, ребе?»

«Что означает роза?» — отвечал ребе Хизкия. — Это – Собрание Израиля, т.е. малхут. Потому что есть роза и есть роза. Как роза среди шипов, есть в ней красное и белое, так и Собрание Израиля, малхут, есть в нем закон и милосердие. Как роза имеет 13 лепестков, так Собрание Израиля состоит из 13 видов милосердия, окружающих его со всех сторон. Ведь Элоким, как сказано: «Вначале создал Элоким…», вначале-изначально, когда подумал, создал 13 слов для охраны Собрания Израиля, окружить ими Собрание Израиля, и вот они: ЭТ, НЕБО, И-ЭТ, ЗЕМЛЮ, И-ЗЕМЛЯ, БЫЛА, ПУСТА, И-ХАОТИЧНА, И-ТЬМА, НАД, ПОВЕРХНОСТЬЮ, БЕЗДНЫ, И-ДУХ – от слова Элоким до слова Элоким.»

«Но число 13 не все любят», — «перебила» его тетя Соня.

-«13 — это любовь. Гематрия, числовое значение слова «охава» перевод с иврита: «любовь» — 13. И кто боится числа 13, боится и любви. А, еще, 13- гематрия слова «эхад» — «один» Творец един!»

— «Ребе, я понял. Четырехбуквенное имя Творца имеет гематрию 26. Выходит 13 и 13, или любовь и любовь, в сумме 26, от Б-га. Это любовь двух евреев. Как у меня с… моей мамой!»

— «Вы правильной стороной мыслите, Борух бен Борух. Первая буква в тексте Торы, как и первая буква имени, которое вам дала ваша мама, и досталось от вашего папы: БЭТ. У буквы БЭТ значение гематрии 2, а это 1 добавить 1, эхад и эхад, любовь и любовь. Поэтому выходит: если два человека имеют между собой любовь, то БЭТ имеет гематрию 26 – имя Творца. С Имени Его начинается текст Торы».

— «Тетя Роза, дайте мне 13 этих красных роз, для моей мамы. А Господь пусть даст ей здоровья. И мне еще… продайте, тетя Роза, вашу коробку с шипами от самых лучших роз. Я буду помнить, что нам таки встречаются не только бутоны, но и шипы. Мне надо идти. Мама будет нервничать, где я есть?»

Молодой еврей расплатился за покупки. Попрощался, как положено. И ушел. Щука в его сетке – авоське выражала молчаливый протест, ударяя хвостом и открывая рот, пытаясь крикнуть: «Какая любовь? Чешую и то почистили. А говориться: «Должны быть и плавники и чешуя!»

«Ребе Хизкия, чего это вы так «сияете», — спросила тетя Роза. — «Мне эти шипы от роз уже снятся по ночам. Вот недавно, во сне, я забираюсь на гигантскую розу, а шипы меня колют, мешают мне. Но когда я забралась на неё. Шипы уже стали не так страшны, они, казалось, меня защищали от посторонних, от тех, кто еще хотел забраться по стеблю цветка. Я была в Господней защите», — тетя Роза тяжело вздохнула: «Но люди, тем более евреи не хотят покупать розы с шипами, да и щуку с чешуей не хотят».

«Шипы – это прия, шелуха, оболочка. Шипы – это наш эгоизм» — начал, задумчиво раввин. — «Мы защищаем свое эго, свое тело — оболочку, боимся поранить его о шипы. Творец проявляет свое свойство – как альтруистическое свойство давать наслаждение без какой-либо выгоды для себя. 5 листьев, шипов на розе – это 5 сфирот отраженного от малхут света. Поэтому надо поднимать шаббатний кубок вина двумя руками, ведь 5 пальцев правой руки символизируют милосердие – хасадим, а 5 пальцев левой – ограничения. Но, начав благословение, надо держать кубок только на 5 пальцах правой, дающей, руки, иначе возбуждаются нечистые силы, берущие от левой, получающей, стороны, потому что нечистые силы прилипают только там, где есть получение света».

-«Странный этот парень, Борух,»- сделала вывод из сказанного тетя Роза. — «Зачем ему были нужны мои шипы от роз, если он в Житомире всего пару дней? Он повезет их с собой в Иерусалим? А, может, ему нужны были эти шипы? Он на них так смотрел глазами! Никак не пойму этих евреев! А «неевреев»? От евреев хотя бы ожидаешь разумного объяснения их поступков. А от других – чего ждать? Скажите, ребе Хизкия?»

«Кто же оживляет мир и вызывает раскрытие отцов?»- спросил рав, и сам ответил: «Это голос детей, занимающихся Торой. Благодаря этим детям существует мир. Поэтому сказано в Песне песней: «Подвески золотые сделаем тебе».

-«Ой! Какие подвески мне хотел купить мой покойный муж Фима! Но где взять такие деньги.  Их нет. А теперь и Фимчика нет. Кстати, ребе Хизкия! Вы будете брать цветы, пока они пахнут цветами, а не рыбой этой горластой Сони. Боже мой, как ее много!»

Ребе стоял, задумавшись. Потом, как бы очнулся и заговорил: «Тетя Роза, я беру у вас вторую коробку с шипами от красных роз. Я только что понял что-то новое, но еще не понял что. И пусть шипы мне об этом напоминают, как сияние этого утра. Может, пригодятся? Упакуйте еще и 13 красных роз».

Раввин расплатился, забрал покупки. Попрощался, как положено, и ушел в сторону сиявшего из-за синагоги солнца.

-«Розочка! Роза! Розка!»- это, хорошо поставленным на рынке голосом, звала торговка свежей рыбой Соня. — «И шо? У тебя больше нет этого мусора от твоего шиповника? Продала весь, чтоб не выбрасывать? Теперь у меня продай чешую от рыбы. Смотри, целая ванна набралась за утро и излучает не только одно сияние. От неё есть еще и запах. А выбрасывать её в мусор — тяжело на мои ноги».

«Оставь, Соня. Может, пригодится?» — щурясь от сияния солнца, ответила тетя Роза.

Борис Житков.