Совершенно мало кто, может подумать про Нежин, как про штетл. Ведь, левобережная Украина, хоть и входила в черту оседлости, но проигрывала по количеству еврейских общин Украине Правобережной, Беларуси или Польше. В Нежине, максимальное количество евреев равнялось 7631 человек, что не превышало 24 процентов населения города, данные за 1897 год.

Но, несмотря на всё это, еврейская история Нежина ценна для нас, как важная часть истории всего восточноевропейского еврейства – Идишланда. Ведь именно Нежин, был временной столицей ХаБаДа, и здесь похоронен второй любавический ребе.

Но как вообще появились евреи в Нежине?

Известно, что в Черниговском княжестве, в период 10 — 11 веков, было поселение хазарских евреев, так же исторический факт, что раданиты (странствующие еврейские купцы раннего средневековья) посещали Чернигов, а в 13 веке, британский раввин — галахист Ицхак ссылается на раввина Ицхе из Чернигова, ученика Иегуды Хасида из Регенсбурга.

Но после, татарско-монгольского ига, нет сведений про еврейскую жизнь в этих краях, до начала 17 ст.

Вероятно, евреи стали селится в Нежине после 1611 года, но уже в 1623 г. король Речи Посполитой Владислав IV издал универсал о высылке евреев из Черниговского и Северского воеводств по жалобе местных купцов и ремесленников — христиан на конкуренцию со стороны евреев, но указ не был осуществлен.

Следующее упоминание о евреях Нежина несет трагический характер, а именно известно, что еврейская община Черниговского воеводства была уничтожена во время восстания Хмельницкого. После чего, евреи в городе больше не живут почти сто лет. Точно известно, что в 1736 году в Нежине проживал один еврей. А по “ревизорским сказкам” 1797 года, в городе зарегистрировано уже 5 евреев-купцов.

В 1816 году, в городе проживает уже 570 евреев. Стремительный рост еврейского населения обусловлен рядом факторов, и очередным разделом Польши, которое привело к присоединению к Российской Империи части правобережной Украины, обильно населенной еврейской диаспорой. И значимостью Нежина, как торгового города, который находится в разрешенной местности для проживания евреев, так называемой Черте Оседлости, и стесненность в бывшей польской части Украины, и ограничения на профессиональную деятельность для евреев в России. В целом, евреи стали заселять Нежин. После присоединения к России Крыма, Нежин массово покидает греческая диаспора, проживавшая тут в 18 ст., и занимавшаяся в основном оптовой торговлей. Стремительно пустеющею экономическую нишу занимают евреи. Основные промыслы еврейской диаспоры в Нежине в 19 столетии – это торговля на ярмарках, производство табачных изделий, грузоперевозки продуктов сельского хозяйства, а так же изготовлении упряжи для лошадей.

В августе 1827 году, император Николай I Павлович издает указ о воинской обязанности для евреев, согласно указу, квота по призыву составляла 10 рекрутов, возрастом от 12 лет, на каждую тысячу мужчин. Кроме того, от общин, требовали расплачиваться штрафным числом рекрутов за податные недоимки, за членовредительство и побег призывника (по два за каждого), причем разрешено было пополнять требуемое число призывников малолетними. Для евреев-кантонистов существовал текст присяги, который произносился на иврите или идиш:

Именем Ад-ная живаго, Всемогущаго и вечнаго Б-га Израиля, клянусь, что желаю и буду служить Русскому царю и Российскому Государству, куда и как назначено мне будет во все время службы, с полным повиновением военному Начальству, так же верно, как был бы обязан служить для защиты законов земли Израильской. <…> Но если, по слабости своей, или по чьему внушению, нарушу даваемую мной на верность военной службы присягу: то да падет проклятие вечное на мою душу и да постигнет вместе со мною все мое семейство. Аминь

При этом новобранцы стояли в талесах перед Ароном Кодешом и представителями еврейской общины и гражданских властей. В завершении церемонии трубили в шофар.

Данный указ вызывает недовольство среди многих еврейских общин России, и осенью всё того же 1827 года, второй раввин Хабада – ребе Дов Бер Шнеерсон, так же известный, как Миттлер Ребе, отправляется в город Гадяч, на Рош-а-Шана и Йом Кипур, на могилу своего отца – Раби Шнеур-Залман бар-Барух из Ляд, чтобы молится об отмене этого указа.

 

 

 

 

 

 

 

 

(рис.1 письмо Миттлер Ребе обращенное к хасидам.)

 

По дороге назад, в Любавич, Миттлер Ребе заболел, и остановился в Нежине. Тут хочется, больше рассказать про последние дни жизни р. Дова-Бера, которого последующие поколение Хабада, стали называть Миттлер Ребе (на идише Средний Ребе, на иврите Адмор Аэмцаи), имея в виду его связующую роль в передаче хабадской традиции — от Алтер Ребе к Цемах Цедеку.

Как пишут современники, Миттлер Ребе, заранее боялся 1827 (5588) года, и регулярно намекал хасидам о своей кончине – “Отца моего, в возрасте 54 лет, арестовали и доставили в Санкт-Петербург. Небеса ему предложили выбор – страдания или уход из этого мира. Он выбрал страдания, очевидно, что мне он оставил выбор – уход…”

На Йом Киппур 5588 года, в Гадяче, он сказал хасидам — “Добился я от отца своего, что бы освободил он меня от занимаемой должности Ребе”.

Многие хасиды, истолковав это, как признак того, что их Ребе собирается совершить алию в Святую Землю, слухи про это давно гуляли среди евреев, решили уточнить – “Как же оставляете нас, как скот без пастыря?”, на что Миттлер Ребе ответил – “Зять мой, раввин Менахем Медель, будет вам за пастуха”. После окончания службы, он засобирался домой, в Любавич, но по дороге сразу же слег с болезнью, и был вынужден, остановится в Нежине. Были приглашены многие врачи, в том числе и из Киева, но никто не смог добиться улучшения здоровья раввина. Болезнь нарастала с каждым днем. К началу месяца кислев, он был практически не ходячим, временами терял сознание. Восьмого числа месяца кислев, еще пробовал писать комментарии по идеям Хануки. Десятого числа, Миттлер Ребе скончался.

Руководство Хабадом перенял третий любавичиский раввин, зять Миттлер Ребе – Менахем Медель, более известный, как – Цемах Цедек. Руководить же общиной, в самом уездном городе Нежин, остался сын Миттлер Ребе – раввин Менахем Нахум.

 

 

 

 

 

 

(рис.2 Вид на еврейское кладбище и охель Миттлер Ребе.)

 

 

 

 

 

 

(рис. 3 Внутри охеля. Реставрация охеля и кладбища, было законченно в 2007 году, при материальной поддержке гражданина США Мули Коэна. )

В 1847 году, в Нежине, числится по переписи уже 1299 евреев.

А в 1854 году открывается казенное Еврейское училище, где обучалось две группы, каждая по 20 человек. Преподавательский состав в 1858 году был таков – директор Яков Кржижановский, преподаватель истории иудаизма Ефроим Ратнер, преподаватель иврита и немецкого – Ааврам Черкасский, руководитель почетного караула – Лейба Файнберг.

Известно, что в 1865 году казенным раввином города был р. Моше Эттинген (Эйтинген), вероятно из Витебска.

В 1867 году в городе уже 6 синагог – одна каменная, и пять деревянных.

В 1868 году, в городе открывается клойз раввина Исраэля Ноаха Шнеерсона, сына третьего Ребе любавических хасидов. В это время в городе проживал и руководил общиной хасидов, внук второго Ребе – Шнеур, но после смерти третьего Ребе – Цемеха Цедека, любавические хасиды не сумели объединится возле единого лидера, и все сыновья стали цадиками в различных общинах – Овруч, Ляды, Копысь и других городах…

Именно при ребе Исраэле Ноахе Шнеерсоне (1816-1883) Нежин приобрел славу главного города любавических хасидов. Ребе Исраэль считался самый ученым и талантливым, из всех детей третьего Ребе, чем и увлек большое количество хасидов Любавичей за собой в Нежин.

 

 

 

 

 

(рис.4 Первая кирпичная синагога в городе, синагога любавических хасидов, 1860-е годы постройки. Закрыта в 1928 году, ныне часть комплекса зданий РОВД)

 

Известно, что с 1870 года главным уездным врачом Нежина был, этнический еврей, — Савелий Ковнер.

В 1881 году, по юго-западу Российской Империи прокатилась волна страшных погромов, они начались в городе Елисаветград на православную Пасху, и постепенно в течении весны — лета того страшного года шли по городам и штетлам Черты Оседлости.

До Нежина они докатились 20 июля. Погром длился в течении двух дней, силами крестьян соседних сел было разрушено множество еврейских домов, разграблены торговые лавки, убито несколько человек. Погром придушили войска Империи, дважды применив оружие, сообщалось до 20-и убитых погромщиков.

Спустя пару лет, община снова достигла до погромного уровня жизни, основными ремеслами в конце 19 столетия, среди евреев Нежина были – портняжное, сапожное и ювелирное дело, а так же торговля. К тому же, евреи владели двумя из пяти табачных фабрик города, так же 303 купца различных гильдий Нежина были евреи.

В 1893 открывается частное еврейское училище Либмана, где преподавались общие, светские предметы.

По переписи 1897 года, в уездном городе проживало 7631 еврея, что ровнялось 24 процентам от общей численности горожан. Это был пик в истории евреев города, в Нежине действуют 9 синагог – 4 кирпичные и 5 деревянных. В Талмуд-торе учится 98 учеников, в трех частных еврейских школах – 59 учеников, а более 30 хедеров обучают около 350 еврейских детей. А в казенных общеобразовательных училищах учатся 142 ученика еврейской национальности обоих полов. В городе действует общество “Бикур холим” (Посещение больных), которое содержало Нежинскую бесплатную больницу для приходящих евреев.

 

 

 

 

 

(рис. 5 Молитвенный дом — штибл, на берегу Остра, ориентировочно 1890-е годы)

 

Казенным раввином города в этот период, с 1890 по 1906 года, был знаменитый р. Шломо Аронсон.

Шломо закончив иешиву в Лиде, в 1887 был назначен раввином Глухова, а в 1897 — Нежина. В период с 1906 по 1921 – был раввином Киева. Был консультантом со стороны защиты на процессе Бейлиса. Во время первой мировой войны посвятил себя помощи еврейским беженцам из Галиции. В 1917 возглавлял созданную по его инициативе религиозную партию “Ахдут Исраэль”.

В связи с политическими разногласиями с властями в РСФСР переехал в 1921 в Германию, где был назначен раввином общины выходцев из России. В 1923 эмигрировал в Эрец-Исраель. В период с 1923 по 1935 был главным раввином Тель-Авива.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(рис. 6 ребе Шломо Аронсон)

 

В 1905 году, в связи с первой русской революцией, по стране началась новая, очередная, волна погромов. Не миновала она и Нежин.

17 октября, 1905 года, император Николай II Александрович, издает Высочайший манифест, в котором сообщается о разделении ветвей власти и учреждении Государственной Думы.

И уже на следующий день, начались погромы силами лояльных к Императору граждан, так называемые “черносотенцы”, которые восприняли данный Манифест, как проявления слабости и капитуляции монархии перед силами революции. Вот только два коротких отрывка из сообщений, переданных телеграфом из Нежина в Киев:

Всю ночь и день продолжается разгром еврейского имущества. Много раненых. Есть убитые…” и “…в Нежине тысячи крестьян из окрестных деревень пригнали студентов и евреев города к собору, поставили их на колени и под угрозой смерти заставили принести присягу — не бунтовать, царя уважать…”

 

В 1906 году создается политическое общество “Поалей Цион”.

С 1907 по 1919 год, казенным раввином был Шломо Менахем Хейн. В городе действует 8 синагог, 2 молитвенных дома.

Первый кинотеатр в городе открывает еврей, часовых дел мастер, Ножницкий, в 1910 году.

 

 

 

 

 

(рис. 7 улица Нежина, видна лавка портного Тарнопольского)

 

 

 

 

(рис.8 магазины города Нежин)

В 1910 году в городе проживало уже 9901 лиц еврейской национальности.

С 1912 года работает еврейское ссудо-сберегательное товарищество.

В 1913 евреям принадлежали 3 склада аптечных товаров, единственная баня, все 4 гостиницы, обе фотостудии, единственная парикмахерская, 80 лавок и магазинов в Нежине. (в т. ч. все 5 галантерейных, 5 мануфактурных, ювелирный магазин).

На улице Широкая, открывается первая в уезде макаронная фабрика, принадлежащая Эйзенбергу. Работает крупнейший в губернии прокатный стан, принадлежащий Давидзону.

 

 

 

 

 

(рис. 9 одно из сохранившихся зданий синагоги, построена в 1910-х года, при финансовой поддержке Золотницкого, владельца ряда крупных магазинов в городе)

Потом пришла война, а следом и революция. Вначале февральская, затем октябрьская.

После февраля 1917 года, в Нежине начинают действовать ряд различных сионистских организаций, таких, как например, — “Ге-Халуц”, и “Единая Всероссийская организация сионистской молодежи”.

В 1918 году община пострадала от погрома, который устроили части УНР, так называемые “петлюровцы”.

В 1919 году, произошел погром, устроенный частями Добровольческой армии белого генерала Деникина.

Интересно описывает этот период в истории Нежина очевидец событий Х. Гофман

В период власти большевиков, Нежин очутился под гнетом ЧК. Ни один еврейский дом не избежал обыска. Много еврейского добра было забрано. Кого-то забирали в тюрьму, как например бывшего казенного раввина Шломо Менахем Хейна, с целью получить контрибуцию. После занятия добровольческой армией Харькова, многие евреи Нежина следили за их быстрым перемещением, и ждало освобождения. При большевиках нельзя свободно заниматься торговлей, каждый мелкий ткач-кустарь считался фабрикантом, а каждый мешочник купцом 1й гильдии.”

Вступление в город Добровольческой Армии генерала Деникина, как дальше пишет Гофман, было воспринято с ликованием, и организацией приветственной депутации от еврейской общины.

Но реальность, оказалась жестче, чем ожидали евреи. Как оказалось, слухи об антисемитских настроениях среди казачьих частей были не преувеличены.

Раввин Шломо Хейн был убит, также как и 200 евреев города, множество женщин было изнасиловано.

 

 

 

 

 

(рис.10 могила ребе Шломо Менахем Хейна)

 

Надо сказать, что некоторые горожане не побоялись, и всячески старались спасти евреев от погрома. Например, православный священник Семашко, спас три еврейских семьи. Другой священник, настоятель Георгиевской церкви отец Георгий, укрыл в церкви около 30 семей. Выпускник гимназии, Ковтун, в будущем заслуженный учитель УССР, спас две семьи евреев.

В 1920 году, количество проживающих в городе евреев ровнялось 4986 человек, т.е. за 10 лет численность уменьшилось вдвое.

С окончанием гражданской войны, и началом НЭПа, жить в городе потихоньку приходит в норму. Функционирует 7 синагог, в 1922 году община пригласило р. М. А. Глузкина из Минской области быть их раввином вместо М. Хейна, который был убит деникинцами.

В городе работает школа с преподаванием на идиш, еврейский национальный клуб, в течении пары лет (1926-7) работал еврейский театр. Из 623-х торговых лавок зарегистрированных в городе, евреям принадлежат около двухсот. В 1922 среди евреев было 742 рабочих (8,5% от общего числа). С 11 сентября 1920 года работает детский дом “Еврейская община”, с 34 воспитанниками.

В середине 1920-х гг. раввин Х. Лифшиц обратился к представителям любавического хасидизма с просьбой о материальной помощи, необходимой для ремонта миквы.

В 1925 выходцы из Нежина организовали в Херсонской области 2 еврейских колхоза: «Новая жизнь» (58 чел.) и «Фрае Арбет» (37 чел.), в то же время, в самом Нежинском районе действовало три еврейских колхоза, к сожалению, название известно только одно – колхоз имени Смидовича.

В 1926 году, А. Берштейн и М. Дучин организовали табачную мануфактуру в с. Бобровица, Нежинского района. В 30-е годы постепенно религиозная жизнь в городе сворачивается, и к началу Войны, действующих легально синагог нет, но подпольные миньяны продолжали собираться.

По последней переписи, перед Войной, в городе, в 1939 году, проживало 2726 евреев, что составляло примерно 6,5 процента от общей численности населения.

Большинство евреев сумело эвакуироваться из города, с отступающей Советской властью.

Нежин был оккупирован 13 сентября 1941 года, в течение октября, нацистская администрация и городская управа под руководством бургомистра Аманова Николая Алексеевича зарегистрировала всего 322 гражданина еврейской национальности.

Местный житель Анатолий Кравчук вспоминает:

“На площі Франка стояв подіум і грав угорський оркестр по суботах і неділях. А на розі вулиці Гоголя і площі (біля будинку мадярської комендатури) були такі сходці довгі і штук п’ять-шість шибениць поставлять і народ зганяють дивитися. І кожен раз коли вішали, обов’язково був один єврей. А увечері грає музика.“

23 октября, бургомистр Аманов Николай издает указ номер 5, согласно которому, все еврейские магазины закрываются, а имущество национализируется в пользу Управы.

Местный житель Николай Берковец вспоминает:

“На Комсомольській вулиці стояв будинок великий, білі віконниці, красивий, і жили євреї. Їде машина. німецька, крита, велика. Відкривається задній борт, німці виходять, на ланцюгах на грудях бляхи і собаки на повідку.І в цей будинок. А там євреї, їх багато – літні, сиві. Їх почали виводити і виносити. І в цю машину. Завантажили в машину, закрили борт і поїхали. І більше їх ніхто не бачив.”

Местная жительница Наталья Салиенко вспоминает:

“Моє дитинство пройшло в Ніжині … “Дідусь був заслуженою людиною – очолював знаменитий колись Ніжинський харчовий комбінат …. Я постійно чула розповіді про те, як було при німцях, бо всі – абсолютно всі, хто мене оточував, – пройшли через окупацію …. Але ми багато чого не знаємо, і якихось речей вони ніколи не розповідали. … Жінка, яку я застала вже літньою, розповідала, як її видали сусіди українці. А німець, який вів на розстріл, пожалів її і виштовхнув з колони – їй допомогли сховатися, і вона в підсумку залишилася жива …. Розповідали, як в перший же момент після приходу німців з’являлися доброзичливці з числа місцевих, які видавали тих, кого німці не чіпали, бо вони не були схожі на євреїв …. І, за розповідями, не було вже такого звіриного антисемітизму, були, наприклад, поліцаї, які виводили з міста людей, яким вони особисто симпатизували. Ці розповіді, почуті в дитинстві, з часом перетворилися для мене на епос.”

7 ноября 1941 года, всех евреев – 335 человек, 322 зарегистрированных, и 13 выявленных незарегистрированных, собрали на площади, и сформированной колонной отправили по Московской дороге, за город, в сторону кирпичного завода. По ходу движения колоны нежинских евреев, к ней присоединилась колона из 218 солдат РККА еврейской национальности, плененных в пределах Черниговской области. В расстрелах, которые происходили в карьере кирпичного завода,  принимали участия зондеркоманда 4а, под руководством штандартенфюрера СС Пауля Блобеля, и силы местной украинской вспомогательной полиции.

20 ноября 1941 года фельдкомендатура сообщает в отчете – “город Нежин является юденфрай (свободный от евреев). Очищения района продолжается.

Холокост в Нежине, смогло пережить только 16 евреев, на данный момент, благодаря базам данных Яд Вашем, нам известны их имена. В Нежинском районе, за спасение евреев, Петренко Вустина Ивановна (1908-2003) признана праведником народов мира, а Малахова Алина Михайловна (1922 год рождения), Кириченко Андрей Трофимович (1918 г.р) и Богдан Евдокия Евдокимовна (1924 г.р.) – признанны Праведниками Украины.

15 сентября 1943 года, спустя два года оккупации, Нежин освобожден силами 26-й гвардейской моторизированной бригады под командованием генерал — майора Давида Марковича Баринова, этнического еврея.

После Войны, из эвакуации, в родной город решили вернуться приблизительно тысяча местных евреев.

В 1946 году, местная община подает запрос в горисполком с просьбой выделить помещение под синагогу. Горисполком отказывает, но активисты общины не сдаются, и уже в 1949 году получают часть деревянного здания (25 кв. метров) по улице Энгельса, д.17, в бессрочное и бесплатное пользование. Раввином был Юда-Ицка Борухович Резников, 1875 года рождения. Из эвакуации, евреи Нежина, привезли с собой, свиток Торы, а так же сидуры, талесы и тфилины, и всё, что забрали себе во время закрытия последней синагоги в 1938 году. В то же время, 1949-50е года, здание было расширенно, и достроена комната для женщин. Средняя численность общины в 1950-е года было около 80 человек, притом, что согласно переписи 1959 года, численность евреев в городе была 1200 человек.

В 1960 году власть города закрывает синагогу и распускает общину, вскоре здание сносится. Вначале 60-х, во время подпольных миньянов негласным раввином и шойхетом города, был Янкель Хаим Басенок.

В 70-е годы в подпольных миньянах функции хазана выполнял М.Рейнер (1895-1978).

В 1970 году, в городе проживало 805 лиц еврейской национальности.

После развала Союза ССР, большинство евреев города репатриировались в Израиль, или же выехали в США и ФРГ.

По данным переписи 2001 года в Нежине проживало 127 евреев. Но, существуют другие данные, что, в настоящее время численность диаспоры — около 300 человек.

На данный момент в городе, существует еврейская религиозная община, так же есть здание синагоги Хабада, на еврейском кладбище. Синагога функционирует лишь в периоды паломничества последователей Шнеерсона на могилу Второго Ребе.

На самом же кладбище сохранились лишь послевоенные захоронения, так как в период оккупации, кладбище было разрушено.

 

 

 

 

 

 

(рис.11 Синагога любавических хасидов, рядом с охелем второго Ребе).