На южной окраине Житомирской области, в Попельнянском районе, на берегу живописной реки расположено село Паволочь с населением в 1400 человек.
Сейчас это тихое украинское село, где почти ничего не напоминает о его полутысячелетней истории, и  уже почти никто не помнит, что еще сто лет назад, Паволочь был крупный еврейским штетлом, где жило более трех тысяч евреев.   Мало уже кто помнит из еврейской диаспоры Украины о кровавом навете 1753 года, когда 13 евреев из Паволочей были казнены в Житомире, сам Бал Шем Тов в молитве требовал отмщения за  ”святых из Паволочей”, которые не изменили иудаизму, не крестились, что бы спастись от жестких пыток.  Еще в конце 19 ст., на Волыни была распространена молитва в память  о убитых еврея Паволочей, этот текст относится к традиционному ашкеназскому литургическому жанру плача (кина).

“Б-же любвеобильный, обитающий горе, защитник вдов и отец сирот! Доколе будешь Ты молчать и прощать за невинную кровь, непорочную кровь благочестивых праведников? В городах и в полях вопиет пролитая кровь братьев наших, истерзанных и замученных. Взгляни, о Г-споди, и воззри с обители Твоей на пролитую кровь чистых душою и умудренных познаниями, дай обресть успокоение полное, под крылами величия Твоего, на лествице святых и чистых, сиянием неба озаренных, – душам: раввина, мученика рабби Сендера, сына р. Соломона, Акивы, сына р. Моисея, Мейера и сына его р. Шемая, Якова, сына р. Рувима, Давида, сына мученика р. Симеона, Моисея, сына мученика р. Авраама, Бера, сына р. Иеуды, Давида, сына р. Самуила, Хаима, сына р. Иеуды, Моисея, сына р. Иосифа-Абрама. Все они святы, как агнцы чистые, и приняли на себя жестокий приговор. Да будут зачтены их заслуги остальным детям изгнания, дабы оградить их от всяких гонений и преследований. Г-сподь да будет их уделом и да покоятся они в мире на ложах своих. Возгласим же:  Аминь”  Еврейская Семейная библиотека. 1903. СПб. № 9. стр. 6–7.
Но обо всём по порядку, евреи стали заселять Паволочь еще с 16 века, этому благоприятствовало расположение местечка на пересечении торговых путей,  но во время восстания Хмельницкого в 1648 году,  16-го мая еврейская община покинула местечко, и спасаясь от погрома казаками укрылась в укрепленных городах Полонное и Острог.
Еще одна интересная деталь истории местечка, в  1651 г. в военном лагере под Паволочью умер знаменитый политический и военный деятель князь Иеремия (Ярема) Вишневецкий, очень красочно описанный Генриком Сенкевичем в его романе «Огнем и мечом».

Вот что пишет Натан Ганновер, автор хроники уничтожения Хмельницким еврейских общин «Пучина Бездонная», впервые изданной в 1653 году в Венеции:

«Князь Вишневецкий (да будет благословенна его память), был грозный в этот час со своим войском в Заднепровье. Он относился чрезвычайно благожелательно к евреям и как военачальник не имел себе равных в государстве. Князь Вишневецкий отступал со своим войском по направлению к Литве, а вместе с ним бежало около 500 хозяев-евреев… Когда грозила опасность с тыла — он приказывал евреям идти впереди; когда опасность была спереди, он выступал вперед, как щит и панцирь, а евреев оставлял позади»

В 1663 году, во время восстания полковника Ивана Поповича, восставшими было убито почти всё еврейское население города.
Возрождаться, еврейская община стала спустя 20 лет, в 1683 году по переписи, в Паволочах проживало всего три еврея.
Трагические события в жизни общины продолжились,  и в 1736 очередной погром, на этот раз гайдамаки захватили местечко, и устроили грабежи, в ходе которых было убито 35 евреев, а сумма убытков достигла 125 тысяч злотых.
  

Очередная беда, пришла в 1753 году, евреев местечка Паволочи и села Ходаркова, обвинили в ритуальном убийстве мальчика Стефана Студзитского,  суд проходил в городе Житомир.
Курировал обвинительный процесс – Каэтан Игнаций Солтык.  Солтык (1715–1778) был епископом Киевским и Черниговским, позднее занял еще более престижный пост епископа Краковского.
Солтык будучи ревностным сторонником господствующего статуса католицизма в Польше, инсценировал кровавый навет, и пытками получил показания от владельца корчмы и его жены.
В донесении Каэтана Солтыка Львовскому архиепископу об исполнении приговора по этому «делу», в частности, говорится:

«…все перечисленные шесть лиц поведены были сперва на рынок, где им обложили руки облитыми смолою деревянными щепами, затем обмотали до локтей паклею и зажгли таковую. В этом состоянии их провели за город, под виселицу, где сперва с каждого из них содрали по три полоски кожи, потом четвертовали живьём, отсекли головы и эти последние, а также отдельные четверти тела, развешали на кольях».
«На следующий день шесть вышеупомянутых евреев, приговорённых к четвертованию живьём, а именно: Дзидус из Паволочи, Берко из Ходоркова, Давид — арендарь из Сокульчи, Мевша — арендарь из Котлярки, Давид — арендарь Ходорковский из Ходоркова (самый богатый из всех в этих местностях) выведены были под виселицу, причём трое из них, упорствующие, казнены были согласно приговору. Остальных, а именно: Давида — арендаря Ходорковского, Хаима и Мевшу из Котлярки, изъявивших желание принять святое крещение, приказано было просто обезглавить; но для вящего просвещения их святой верою исполнение приговора было им отсрочено до следующего дня, каковое исполнение и последовало…

Тринадцатый еврей, Квилевский арендарь Зейвель, приговоренный к смертной казни, через отсекновение головы, но выразивший желание принять вместе с женою и четырьмя детьми крещение, освобожден был от смертной казни по ходатайству епископа-коадъютора.

Что касается четырнадцатого еврея, Герца Бездетнаго из Паволочи, успевшего бежать еще при возникновении дела, то он приговорен к четвертованию живым, где бы его не поймали…”

В  книге Шивхей а-Бешт («Хвалы Бешту»), изданной в 1814 году, и являющей из себя сборник рассказов о  р. Исраэле Бааль-Шем-Тове (Беште), выдающемся мистике и основателе влиятельного религиозного движения – хасидизма, можно прочесть рассказ напрямую касающиеся истории кровавого навета в Паволочах.

 

Кровавый навет в Паволоче

“Когда случился кровавый навет в Паволоче, убежал раввин Коростышева, которого звали р. Давидом. И хотел он бежать в пределы Валахии, ибо все большие люди из окрестных местечек боялись, что навет коснется и их. Когда он пришел в святую общину Меджибожа, то Бешт удержал его, и много раз говорил ему Бешт, что те спасутся. И после того как те были убиты, пришло к упомянутому р. Давиду письмо, рассказывающее о страшных и жестоких муках, которые выпали на долю каждого из них, и пошел он с этим письмом к Бешту, и тот опечалился до чрезвычайности. А дело происходило накануне субботы, и пошел он в микву, и сильно плакал, и прочел молитву минху с такой великой скорбью, что все его сподвижники не могли даже головы поднять. И подумали они про себя: «Быть может, когда придет срок встречать субботу, он встретит ее в радости». А он произнес встречу субботы и вечернюю молитву с той же скорбью сердечной, благословил вино с плачем, омыл руки и сел за стол. И удалился в спальню, а там распростерся на земле, и оставался лежать так. А домочадцы и гости ждали его до тех пор, пока не начали гаснуть свечи. Пошла его жена и сказала ему: «Скоро погаснут свечи, а гости ждут». Сказал он ей: «Пусть поедят, произнесут застольную молитву и уходят». Жена тоже пришла в ту комнату, где был Бешт, и легла спать на свою постель. А Бешт все еще лежал на земле с распростертыми руками и ногами. И встал упомянутый р. Давид около двери, чтобы видеть, чем кончится дело. И устал стоять, взял скамеечку и сел у входа. Около полуночи услышал он, что тот говорит жене: «Прикрой лицо». И в тот же миг комнату озарило сияние, и свет пробивался сквозь щели. И сказал он: «Благословен грядущий р. Акива». А также и другим святым мученикам, не знаю их по именам, сказал он: «Благословен грядущий». И р. Давид узнал р. Акиву по голосу. Сказал Бешт святым мученикам: «Приказываю вам пойти и свершить отмщение врагу, вину возведшему, называемому стигатором». Ответили святые и сказали: «Да не сойдет вновь с уст ваших слово такое, и сказанное вами да будет отменено. Вы, ваше степенство, не знаете силы своей. Когда вы нарушили чин субботы, начался большой переполох в Райском саду, и бежали из всех чертогов, как от меча. И когда мы пришли в чертог повыше, там тоже разбегались. И мы не могли понять, почему так, пока не поднялись в возвышенное место, где знали. Закричали на нас: Скорее идите и уймите слезы Бешта! И должны мы вам сказать, ваше степенство, что все испытания, которые выпадают на долю человека при его жизни, как шелуха чесночная по сравнению с той мукой, которую мы приняли во славу Его благого и высокого имени. Однако и дурное начало сделало свое дело, и хотя мы гнали его от себя обеими руками, смутило на миг наши мысл]. Из-за этого мы были вынуждены страдать полчаса в преисподней. А потом мы вошли в райские кущи и стали говорить, что хотим отомстить своим ненавистникам. Сказали нам: Еще не пробил их час, но если вы хотите отомстить, то должны согласиться на новое воплощение. И сказали мы: Хвала Всевышнему, что приняли мы муку за Его имя и были вынуждены страдать в преисподней, ибо все мучения – как шелуха чесночная по сравнению с тем получасом в преисподней. А если мы, вновь воплотившись в этом мире, совершим, не дай-то Б-г, какой-нибудь грех, который не сможем исправить? Уж лучше мы не будем ни мстить, ни воплощаться. Поэтому мы просим вас, ваше степенство, чтобы вы отказались от тех слов, которые произнесли». И спросил у них Бешт: «Почему с небес ввели меня в заблуждение и не открыли мне, что вы должны принять святую муку?» Ответили они ему: «Узнав об этом, вы бы неотступно молились и отменили бы этот приговор, и была бы тогда, упаси Б-же, большая беда. Поэтому-то и не сообщили вашему степенству». А от нашего раввина я слышал, что Бешту, по собственным его словам, обещали отменить этот приговор, но некий проповедник проповедовал в святой общине Броды и зарабатывал на положении узников, чем пробудил вышние суды и явился причиною казни узников.”

Собственно, финал этой истории возвращает нас к смиренной позиции, выраженной в поминальной молитве, однако путь к ней здесь проходит через вспышку протеста, ненависти к гонителям и внутренней борьбы, совершающейся в сердце героя. Можно предположить, что эти переживания отражали реальные чувства, которые испытывали свидетели описанных событий. Таким образом, рассказ о Беште, в силу самой своей жанровой природы являющийся частью коллективной памяти восточноевропейского еврейства — Идишланда, позволяет нам приоткрыть завесу над внутренним миром евреев и выявить их настоящую реакцию на преследования, которая включала и гнев, и бунт против воли небес, и жажду мести, и противостояние соблазну крещения, и готовность к самопожертвованию.

В 1770-е годы отстраивается синагога, и жизнь общины потихоньку налаживается. В штетле проживают 104 душ.
В 1843 году в штетле уже три синагоги. Еврейское население городка 2113 человек.

 

 

 

 

 

 

 

(рис. 1 Несохранившаяся синагога, фото 1912 года, из экспедиции Соломона Раппорта)

 

 

 

 

 

 

 

 

(рис.2  Арон Кодеш в Паволочах. 1912 год, фото из экспедиции Соломона Раппорта)
В 1861 году представитель местного богатого еврейского рода Абрамовичей строит большую кирпичную синагогу, сохранившуюся и  поныне.

 

 

 

 

 

(рис.3 единственная сохранившаяся синагога, 1861 год постройки, ныне музей)
В 1863 году тот же Абрамович строит водяную мельницу на реке Роставица, но спустя пару лет вынужден ее уступить купцу Натанзону.

 

 

 

 

 

(рис.4 руины здания водяной мельницы Абрамовича)

 

 

 

 

 

(рис.5 Табличка с датой постройки и фамилией хозяина, латиницей написано А. Абрамович)

С 1893 раввином был Иегуда-Лейб Зингерман (1863-?).  Численность еврейской диаспоры достигла 3391 человек, что ровнялось 38 процентам от общего населения местечка.
В 19 — нач. 20 в. основными занятиями еврейского населения Паволочи  были ремесла, мелкая розничная и транзитная торговля.
В кон. 19 — нач. 20 в. многие  евреи Паволочи  выехали в США, где в 1907 землячеством было организовано благотворительное общество.
В 1910 в Паволочи  имелись 6 синагог, еврейское кладбище.
В 1913 работало еврейское ссудо-сберегательное товарищество.
В 1914 евреям принадлежали все 5 складов аптечных товаров, все 5 лесных складов, оба постоялых двора, единственная булочная и фотомастерская, 62 лавки и магазина (в т. ч. все 25 бакалейных, все 16 мануфактурных, все 5 галантерейных, единственный мебельный магазин).
А затем пришла гражданская война, и спокойная жизнь для еврейской общины закончилась.
В 1918 году большой погром устроили войска Украинской Центральной Рады, так называемые ”петлюровцы”.
В 1919 году 18 сентября в город вошел отряд из 50 донских казаков, подчиненные Добровольческой армии белого генерала Деникина, по воспоминаниям очевидцев, погром длился три дня, одна еврейская женщина была убита, множество изнасилованных, награблено имущество вывозили на телегах в течении нескольких дней.
22-го числа того же месяца, в штетле  сменился отряд Добровольческой армии, новый командир потребовал контрибуции от еврейской общины в размере 50 тысяч рублей. Опустошенные войной, евреи Паволочей не смогли собрать нужную сумму, и были вынуждены просить помощь у евреев Киева:

“Скорбную чашу погромов испили и мы, члены паволочской (Сквирского уезда) общины. Нет слов для изображения того ужасного зрелища, которое имело место в нашем городе. Между 4 и 8 сего месяца [сентября по ст.с] вошел отряд Добровольческой армии, около полусотни казаков-донцов, которые опустошили город. Три дня и три ночи беспрерывно грабили и расхищали и награбленным нагружали подводы и увозили в село Порыжи, в 8 верстах от нашего местечка, где находился штаб известного отряда. Более ста подвод, нагруженных еврейским добром, добытым в результате упорного труда в течение всей жизни, унаследованным от родителей, — все они увозили туда совершенно открыто, без протеста с чьей-либо стороны. Большинство жителей местечка было жестоко избито; кроме того, одна еврейская женщина пала сраженной. Много женщин изнасиловали, не делая различий между 14-летними девочками и старухами. Девушки были изнасилованы на глазах родителей, бессильных спасти их…
…мы находимся между двумя враждующими лагерями: с одной стороны, Добровольческая армия, с другой — галицийское войско, и нет ни прохода, ни проезда. Отправленная однажды из Ружина подвода с хлебом для наших пострадавших сделалась добычей встретивших ее по пути галичан…

…мы обращаемся поэтому к вам, братья, сыны киевской общины: сжальтесь, поспешите на помощь своим несчастным братьям. Дайте хлеба детям, окажите материальную помощь родителям их, дабы они могли бы оправиться после ужасного разгрома. Хлопочите также перед власть имущими, чтобы отстранили от нас острие меча, висящего над нашей головой, ибо если, сохрани Бог, положение не изменится к лучшему, мы обречены на гибель от меча мстителей.

Мы уверены, братья, что наши слова не останутся пустым звуком, а исполнят свое назначение, и благословение без вины погибающих да будет на вас.

Председатель совета общины: Элия-Егоша Тверский
Члены управы: Сендер Мелъчиновский
Арон Пятиготский
Зуси Даровский
Л. Коломейер
Израиль Браиловский
Менахем [Фамилия не указана]
Мойше Красный” ГА РФ. Ф. Р-1339. Оп. 1. Д. 433. Л. 28-28 об.
В 1920 году части Богунского и Таращанского полков 1-й Конной Армии так же  учинили погром.
Так же известно, что во времена Гражданской войны в штетле был сформирован отряд самообороны под руководством Шимона Жидовецкого. Но в силу слабой вооруженности противодействовать отряд мог только против мелких банд местных бандитов.
В 1920-30-е годы, Паволочь была центром национального еврейского  поселкового совета, действовала школа с преподаванием на языке идиш.
В 1926 году численность евреев в поселке равнялась 1837 человек
В 30-е годы был сформирован еврейский колхоз ”Форойс” (Вперед).
В 1935 году закрыли последнею синагогу.
В 1939 году евреев оставалось уже 630 человек, снижение численности объясняется, утратой всякого коммерчески-выгодного смысла Паволочей, и массово выезжая в крупные города – Бердичев, Житомир, Киев, Москва,  евреи навсегда покидали родной штетл.
С началом Войны, летом 41-го года большая часть евреев Паволочей успела эвакуироваться, часть была мобилизирована, но несколько сотен человек  остались.
14 июля 1941 года в поселок вошли части Вермахта, спустя пару дней стали формировать украинскую милицию, из добровольцев поселка и окрестных сел.
5 сентября 1941 года, силами Айнзацгруппы было согнано более 200 человек в центре села, перед зданием бывшей синагоги, и сформированной колонной отправили на север села, в сторону польского кладбища, где заранее была вырыта траншея.
К яме подводили по 10 человек, заставляли раздеться, прикладами заставляли ложится на уже лежащие тела и стреляли впритык.
По воспоминанию старожилов, детей добивали силами местной милиции (полицаев), например Гамарник Фира Исаковна, смогла выбежать из колонны и спрятаться, но двое ее детей, возрастом 8 и 10 лет, заранее спрятанные в сарае, побежали искать маму вслед за колонной. Где и были расстреляны, как и многие другие.
12-летней Марие Розенберг, повезло, ее прикрыла от пуль телом мать, и ночью, когда оцепление сняли, девочка смогла выбраться из под тел убитых, и прибежать к  соседям на ул. Завалля,1. Где ее и спасли жители дома, этнические украинцы.
Еще двумя детям Гивец Рае и Рудман Мане, повезло сбежать из колонны и всю войну жить у незнакомых людей в  селе Вербивка.
Всего спасло 12 человек.
Вторая акция, после которой поселок был объявлен Юденфрай (т.е. свободным от евреев), была проведена 1-го мая 1942 года, оставшихся евреев поселка, а так же собранных из окрестных сел, в количестве 136 человек, расстреляли в яме, рядом с первой могилой.
Благодаря усилию, жителей села, в краеведческом музее, который расположен в здании бывшей синагоги, сохранился частичный список погибших евреев поселка.

 

 

 

 

 

(рис.6 братская могила жертв Шоа)

 

 

 

 

 

(рис. 7 текст написанный на русском, с применением слов на идише на кириллице.)

27 декабря 1943 года в ходе проведения Житомирско-Бердичевской наступательной операции, поселок Паволочь был освобожден.
Одним из первых  на танке въехал, этнический еврей, гвардии полковник Драгунский Давид Абрамович, за героизм, проявленный в ходе боев при  освобождении Паволочи и окрестных поселков, был награжден Золотой звездой Героя Советского Союза.
В музее села, есть большой стенд посвященный ему, а так же картина освобождения поселка, позади танка видны бывшие еврейские магазины в центре штетла, на дальнем плане видно здание синагоги.

 

 

 

 

 

(рис.8 картина в музее)

Всего, из бывшего штетла Паволочи было мобилизировано  43 еврея, 22 погибло, вернулось   21, из них 6 инвалидами.
Из реэвакуации в поселок вернулась всего 10 евреев.
В 1977 году трагически погибли последние два еврея села (Ружинский и  Рыбальская)
Так закончилась многовековая история евреев Паволочей. История полная трагедий и радостей, взлетов и падений.
В память о многотысячной общины села, остались руины мельницы, синагога, братская могила, и остатки кладбища, с традиционными для Подолья мацевами-сапогами. Увы, три четверти кладбища уже распахано под поля, и не известно, что будет с оставшимся мацевами.
Правда, в синагоге, где ныне  музей,  силами директора Бондаренко Ивана Андреевича, есть несколько стендов посвященных евреям жителям села.
Так, что рекомендую всем, кому небезразлично наследие евреев-ашкенази, посетить данный штетл.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(рис.9-11 мацевы кладбища)

Павел Зельдич.