Что такое Девятое Ава?
В еврейском календаре мы находим четыре поста в память о разрушении Храма: Десятое Тевета – день начала осады Иерусалима, 17 Таммуза – день, когда была пробиты стены города, 9 Ава – день разрушения и сожжения Храма, 3 Тишрея – пост, в память об убийстве Гедалии бен Ахикама, наместника в Иудее после разрушения Первого Храма и изгнания из страны царя Цидкиягу.
9 Ава воспринимался поколениями евреев не только как день разрушения Иерусалима, но и как день, в который произошли другие тяжелые бедствия и трагические события в истории народа Израиля:
«Пять событий произошло с нашими отцами в этот день: им было запрещено входить в страну Израиля, были разрушены Первый и Второй Храмы, пала крепость Бейтар, и перепахан Иерусалим» (Таанит 26б).
Из чтения исторических книг Танаха становится ясно, что утверждение, будто разрушение обоих Храмов произошло именно в этот день, — не совсем точно. Так мы читаем: «В пятом месяце, в седьмой день месяца… вошел в Иерусалим Невузарадан, начальник палачей, слуга царя Вавилонского. И сжег дом Господа…» (Млахим II, 25:8-9). В другом же месте сказано: «В пятом месяце, в десятый день месяца… вошел Невузарадан, начальник палачей, стоявший перед царем Вавилонским. И сжег дом Господа…» (Иеремия 52: 12-13).
Талмуд обсуждает противоречие между источниками и пытается объяснить его таким образом: «Как возникло это (противоречие)? Седьмого иноверцы вошли в Храм, ели в нем и оскверняли его седьмого и восьмого, а девятого, перед наступлением темноты, зажгли в нем огонь, горевший весь день» (Таанит 29а).
Отсюда можно сделать вывод, что следовало бы поститься и 10 Ава. Например, караимы, скрупулезно придерживающиеся сказанного в Танахе, постятся и 7-го, и 10-го Ава. Шульхан Арух также отмечает, что хотя не в наших силах поститься два дня подряд, следует продолжать обычаи скорби и на следующий день.
Второй же Храм действительно был разрушен 9 Ава, чему имеется точное историческое свидетельство в книге Иосифа Флавия «Иудейские войны».
Это разрушение двух Храмов в один и тот же день превратилось для мудрецов в важную дату, к которой приписали и другие катастрофы в истории народа, вне всякой связи с Храмом.
Например, традиция установила, что возвращение разведчиков из Ханаана произошло вечером в канун 9 Ава. После пессимистических известий, принесенных десятью разведчиками, народ разразился плачем и потребовал вернуться в Египет. И тогда Бог разгневался и объявил: «Вы плакали напрасно, и за это назначаю вам плач на многие поколения» (Таанит 29а). Окончательное разрушение крепости Бейтар, последнего оплота восстания Бар-Кохбы, также произошло в этот день, и даже распахивание Иерусалима и засевание его солью, совершенные римлянами, — символ окончательного уничтожения города – также свершилось в этот день.
С течением веков 9 Ава стало днем скорби из-за многих новых бед, обрушившихся на народ. В этот день в 1306 г. евреи были изгнаны из Франции, в 1492 г. – из Испании, а в 1941 г. в Польше евреи были согнаны в гетто.
9 Ава после разрушения Храма
Считается, что эпоху Второго Храма пост 9 Ава отмечался не слишком строго, хотя достоверных подтверждений этому не имеется. Но после его разрушения этот пост вновь занял значимое место в еврейском календаре.
Сказано в Талмуде: «После разрушения Второго Храма в Израиле появилось много фарисеев, которые не ели мяса и не пили вина. Пришел к ним рабби Йехошуа и сказал: «Дети мои, отчего не едите вы мяса?» Отвечали они: «Как же мы будем есть мясо, из которого раньше каждый день приносили жертвы на алтаре, а теперь нет?» Спросил он: «Отчего вы не пьете вина?». Отвечали они: «Как же мы будем пить вино, которое раньше каждый день возливали на алтарь, а теперь нет?» Сказал он им: «Если так, то не будем есть хлеба, из которого 12 хал приносили на стол в Храме, и не будем пить воду, которую возливали в праздник Суккот». Замолчали они. И он сказал им: «Дети мои, говорю вам, что вообще не скорбеть нельзя, ибо исполнился приговор, но и слишком скорбеть тоже нельзя, потому что Суд никогда не требует от людей того, что им не под силу исполнить. Поэтому постановили мудрецы: белит человек свой дом известью, но оставляет часть стены некрашеной – в память о разрушении Иерусалима; готовит человек трапезу, но часть ее оставляет – в память об Иерусалиме; надевает женщина украшения, но что-то оставляет – в память об Иерусалиме. Ибо сказано: «Если забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука. Пусть язык прилипнет к гортани, если не буду помнить тебя, если не поставлю Иерусалим во главе веселья моего». И каждый скорбящий об Иерусалиме, удостоится увидеть его в радости, как сказано: «Радуйтесь Иерусалиму, ликуйте в нем, все любящие его! Веселитесь вместе с ним, все, кто о нем скорбели» (Баба Батра 60).
Вместе с горем, болью и скорбью родилось также и утешение, а разрушение воспринималось как предвестник новых процессов и событий, таких как восстановление страны и предстоящий приход мессии. Эта вера была предопределена, поскольку не было другого пути у мудрецов объяснить значение трагических событий, произошедших с народом, кроме как найти ответы, обещавшие ему лучшее будущее. Поэтому мудрецы учат нас, что разрушение и избавление связаны друг с другом.
Вместе с верой в мессию возник целый литературный жанр, задачей которого было разъяснить причины, приведшие народ и страну к разрушению:
«Первый Храм был разрушен потому, что сыны Израиля продолжали служить идолам, а в народе царили разврат и кровопролитие. А Второй Храм, в котором изучали Тору, исполняли заповеди и занимались благотворительностью, из-за чего был разрушен? Из-за того, что в народе царила беспричинная вражда. Это учит нас тому, что беспричинная вражда равнозначна трем преступлениям вместе взятым: идолопоклонству, разврату и кровопролитию» (Йома 9б).
Иудаизм не мог примириться с мыслью, что такое событие как разрушение Храма, могло произойти беспричинно. Видя в разрушении приговор небес, мудрецы учили, что мы должны примириться с их волей, но в то же время, преодолевая разрушения, стремиться вновь вернуться к нормальной жизни:
«Раббан Гамлиэль, рабби Элиезер бен Азария, рабби Йегошуа и рабби Акива шли по пути к Иерусалиму. Дойдя горы Скопус, разодрали они одежды свои. На Храмовой Горе увидели шакала, выходящего из развалин Святая Святых, и горестно заплакали они, а р. Акива рассмеялся.
— Чего ты смеешься, Акива? — спросили они.
— А вы чего плачете? — ответил вопросом р. Акива.
— В том месте, о котором сказано: «посторонний, который приблизится, умрет», ныне шакалы бродят, — как же не плакать нам?
— Вот потому-то и смеюсь я радостно, — сказал р. Акива. — Сказано: «И взял я себе верных свидетелей, Урию-священника и Захарию, сына Берехии». Что общего имеют Урия с Захарией? Ведь Урия жил во времена Первого храма, а Захария – во времена Второго храма. Но недаром пророчество Захарии связано с пророчеством Урии. У Урии сказано: «Посему из-за вас Сион распахан будет, как поле, и Иерусалим станет грудой развалин, и будет Гора Храмовая лесистым холмом». А у Захарии сказано: «Снова старики и старухи будут сидеть на улицах Иерусалима, каждый с посохом в руке, склоняясь от полноты дней». До тех пор, пока не исполнилось пророчество Урии, я опасался, что не исполнится и пророчество Захарии. Ныне же, когда первое пророчество осуществилось, я верю, что и второе осуществится.
— Акива! — воскликнули все. — Ты утешил нас! Акива, ты утешил нас!» (Маккот 24а).
Как нам отнестись к веселью рабби Акивы? Действительно ли он недооценивал разрушение Храма? Нет, безусловно, и ему было трудно примириться с разрушением Иерусалима. Но в развалинах разрушенного Храма р. Акива видел будущее города, народа и страны. Из своей глубокой мессианской веры он выстрадал убеждение, что если исполнилось пророчество о разрушении Храма, то исполнится и пророчество об освобождении народа и города. Согласно рабби Акиве, нужно только укрепить веру и надежду, ибо будущее будет таким, как о нем сказано в пророчестве.
Традиции Девятого Ава
Начиная с 1-го Ава, траурные обычаи соблюдаются все строже. В это время не принято есть мяса и пить вина. Траур достигает своего пика в канун 9 Ава. Перед наступлением темноты едят завершающую трапезу, которая помогает нам выдержать пост.
В синагогах снимают завесу с Ковчега Завета, кладут на возвышение черную скатерть, гасят свет и оставляют горящими лишь несколько свечей для чтения Кинот (плачей). Молящиеся сидят на полу или на низких табуретах, читают Плач Иеремии, книгу Иова, и другие тексты.
Рамбам в своем комментарии к Мишне утверждает, что в дни трех других постов по разрушенному Храму, у человека имеется право самому решать, поститься или нет, но 9 Ава поститься обязаны все, поскольку этот день имеет особое значение в истории еврейского народа.
В Государстве Израиль
Вопрос о значении траурных постов особенно остро встает в Государстве Израиль, поскольку многие граждане видят в его создании первую ступень к обещанному свыше Избавлению. Но если это так, то какой смысл продолжать отмечать траурные посты? На это можно ответить, что мы по-прежнему нуждаемся в памяти о прошлом, и пост является не целью, но лишь средством, помогающим нам задуматься о своем еврейском самосознании.
Раввин Йехорам Мазор.