В еврейской литургии, можно выделить несколько основных частей службы, среди которых центральное место занимают молитва Шма, с благословениями до и после ее чтения, а также молитва Амида.
АМИДА́ (עֲמִידָה, `стояние`), основная молитва традиционно произносимая в каждой из трех обязательных ежедневных служб.
В Талмуде «Амида» носит также название Тфилла, что подразумевает основную молитву. В ашкеназских общинах «Амида» также известна под обиходным названием Шмоне-‘эсре (Восемнадцать) — по числу благословений, из которых она первоначально состояла. Эту молитву произносят стоя, традиционно обратив лицо в сторону Иерусалима (а в самом Иерусалиме — в сторону Храмовой горы). Можно полагать, что «Амида» сложилась как молитва, состоящая из 18 благословений, уже к концу периода Второго храма. Ее окончательная редакция принадлежит раббану Гамлиэлю II и его коллегам, жившим в конце I века. При окончательной редакции молитвы «Амида», было добавлено еще одно благословение, которое в современных реформистских молитвенниках называется «О зле в мире».
Эту молитву можно разделить на три основные раздела. С первого по третье благословения вы произносим восхваление Всевышнему. Затем, с четвертого по шестнадцатое благословение мы обращаемся к Нему с просьбами, причем, первые шесть из этих благословений – это личные просьбы, а остальные в большей степени относятся к нуждам всего народа. А заканчиваем молитву, произнося последние три благословения, выражая в них благодарность. В течение молитвы «Амида» принято кланяться лишь в начале и конце первого благословения и в начале и конце восемнадцатого.
В субботы, праздники и посты «Амида» читается с некоторыми модификациями. Так в Шаббат и праздники мы не произносим промежуточные благословения просьбы (с четвертого по шестнадцатое благословения), в связи со святостью этих дней, и заменяем их на одно благословение – Кдушат hа-йом (О святости дня).
Молитва ШМА (שְׁמַע, `слушай`), представляет собой стихи из Торы, содержащие провозглашение идеи монотеизма. Стихи начинаются с фразы «Шма, Исраэль…» («Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един », Дварим 6:4). «Шма» занимает в еврейской духовной жизни и в литургии одно из центральных мест. Чтение молитвы «Шма» (криат Шма) было признано религиозной обязанностью еще в 3 в. н. э. Устная Тора обосновывала ее словами Пятикнижия: «И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем… и говори о них… и ложась [спать], и вставая» (Дварим 6:6, 7). На основании этого библейского стиха традиция предписывает читать «Шма» утром и вечером (Брахот 1:1–5, 2:2). В Мишне (Брахот. 2:2) «Шма» трактуется как декларация верности единственному Богу (по-видимому, уже в эпоху Второго храма слово эхад /`один`/ трактовалось как единственный), обязательство служить Ему и исполнять Его заповеди. Согласно Талмуду (Нида 8а), читая молитву «Шма», еврей минимально исполняет обязанность изучения Торы – Талмуд-Тора.
Некоторые исследователи полагают, что строки «Шма» как символа веры были противопоставлены зороастрийскому дуализму персов (2 в.). В то же время в Талмуде (Брахот. 21а) есть более поздние рассуждения, относящиеся к 3 в., которые говорят о том, что в библейском стихе (Дварим 6:6,7) речь идет о словах Торы вообще, а не о молитве «Шма». Возможно, формирование обычая произошло гораздо позднее.
В талмудическую эпоху во время общественной молитвы некоторые части «Шма» произносил ведущий, а другие строки читали остальные молящиеся (Тосефта, Сота 2:3). Ведущий читал первый стих, а молящиеся отвечали традиционной формулой: «Барух шем квод малхуто ле-олам ва-эд» («Благословенно имя Его царствия во веки веков»). Со временем эта формула стала частью индивидуальной молитвы, всякий молящийся произносит ее после первого стиха (Псахим. 56а).
Аггада повествует о том, что подвергаемый истязаниям рабби Акива читал «Шма»; когда он произнес эхад (`един`), его душа покинула тело (Брахот 61б). Этот рассказ определил особую роль «Шма» в жизни еврея: с этой молитвой шли на смерть, ее произносит умирающий, это первая молитва, которой учат ребенка.
В средние века Бахья ибн Пакуда считал, что основная идея Шма — провозглашение трансцендентности Бога. Среди хасидов бытовало представление о магическом действии Шма: существовало толкование, согласно которому 248 словам текста Шма соответствуют 248 частей человеческого тела, и процесс чтения Шма оказывает на них определенное воздействие.
До и после произнесения Шма читают благословения. В утреннюю молитву – Шахарит, Шма предваряют два благословения: иоцер ор (Создающий свет), в тексте которого содержится гимн Всевышнему, и аhава (Любовь) — провозглашение сакральной любви и восхваление Творца, избравшего Израиль и даровавшего Тору. После «Шма» следует благословение геула (Избавление); оно начинается со слова эмет (Правда), подтверждая верность всего сказанного в Шма, а завершается благодарением за освобождение из египетского рабства.
В вечернюю молитву – Маарив, «Шма» предваряют благословения ма‘арив арвим (Тот, благодаря Кому наступает вечер) и ахават олам (Вечная любовь). После «Шма», помимо благословений произносимых утром, добавляется, хашкивену ле-шалом (Ниспошли нам мирный сон). С древних времен существует обычай произносить первый абзац из текста Шма непосредственно перед сном (Брахот 60б).
Текст Шма, написанный на листках пергамента, также содержится в мезузе и тфиллин.
Таким образом, молитвы «Шма» и «Амида» произносят евреи всего мира на протяжении веков, выражая свою веру в Единого Творца и устремляя к Нему, как свои самые сокровенные просьбы, так и просьбы за весь еврейский народ.

Раввин Михаил Капустин.