Иудаизм открывает перед нами богатые возможности для преобразования будничного в священное. Заповеди Шаббата, праздников и постов освящают определенные дни, связывая их со значительными моментами еврейкой истории или с важными концепциями Иудаизма. Прогрессивный Иудаизм, утверждая право и долг ускорять процесс развития и перемен там, где они необходимы, дает возможность современному еврею по новому осмыслять еврейские праздники и традиции. В тех случаях, когда некоторые обычаи и обряды  теряют свой первоначальный смысл, перестают быть понятными и  дискредитируют Иудаизм в целом,  в первую очередь, в глазах самих евреев, то придерживаться их автоматически, формально, или признавать их действующими, просто нельзя. Это может поставить под угрозу самое существование как евреев, так и Иудаизма. Прогрессивный Иудаизм не ведет к какому-то другому Иудаизму. Он провозглашает, что в Иудаизме есть смысл и красота, святость и духовность,  которые необходимы современному человеку.

С этой точки зрения современный Прогрессивный Иудаизм, являясь образом жизни современного еврея, продолжает динамику, свойственную Иудаизму прошлых поколений. В этом свете самым большим изменением, сделанным реформистскими евреями, была отмена «вторых дней» праздников, т.к. в раннем Талмудическом периоде – в I веке нашей эры, раввины добавили один день к каждому из праздников за исключения Йом-Кипура. Позже,  во времена Талмуда, был принят устойчивый, практически обоснованный календарь и, таким образом, практическая необходимость «второго дня» исчезла. Поэтому, Прогрессивный Иудаизм вернулся к соблюдению семи однодневных праздников, предписанных Торой, включая Йом Киппур, (Ваикра 23.27):  первый день Песаха (Ваикра 23.7), седьмой день Песаха  (Ваикра 23.8), Шавуот (Ваикра 23.21), Рош-а-Шана (Ваикра 23.24), первый день Суккот (Ваикра 23.35) и Шемини Ацерет (Ваикра 23.36). По сути говоря, Иудаизм Реформы всегда отмечал праздники в соответствии с традиционным,  религиозным календарем Израиля, за исключением «второго дня» Рош-а-Шана (который соблюдается только некоторыми общинами Прогрессивного Иудаизма).

Прогрессивный Иудаизм дает нам интригующую возможность современного понимания еврейских праздников, самой природы еврейской мысли и духовности. Появляются новые традиции, основанные на знании и понимании прежних, и каждый праздник приобретает свой неповторимый фокус и собственное значение. Так, в некоторых общинах перед праздником Ханука и Песах проводятся благотворительные беспроигрышные лотереи; особое праздничное настроение придает Рош-а-Шана общинное застолье, где за одним столом может собраться более двухсот человек, многие из которых учувствуют в конкурсе на лучшее звучание шофара;  неповторимые краски придают  Пасхальному столу кубок Мирьям и апельсин на кеаре (Пасхальном блюде); карнавал костюмов и Пурим — шпили воссоздают атмосферу исторических событий на современной почве. Ту би Шват (Новый Год деревьев), дает возможность задуматься об окружающей нас природе и экологии современного мира; а Лель Шавуот (ночь перед Шавуотом) превращается в гармонию слов древних мудрецов Танаха и Талмуда, сливающуюся со словами современных философов, поэтов и прозаиков.

Не отменяя традицию, а развивая её,  ставя во главу угла личность с её нуждами, индивидуальным осознанием и восприятием ценностей Иудаизма, Прогрессивный Иудаизм придает новую глубину пониманию, как  праздников, так и   постов. Принимая участие в праздновании особых дней и праздников, или постясь, мы ощущаем радость, печаль и смысл каждого события. В общинах Прогрессивного Иудаизма, среди всех других постов еврейского календаря, которые могут служить лишь напоминаниями о декретах иностранных властителей в разные периоды нашей истории, особо выделяются пост Йом Киппур и пост Девятого Ава, ставший  символом всех величайших несчастий, постигавших народ Израиля. С точки  зрения нашего Движения, четыре поста: пост Гедальи (третье Тишри – злодейское убийство царя Гедалии и его свиты), Десятое Тевета (начало осады Иерусалима Навуходоноссором), Семнадцатое Таммуза (разбитие скрижалей Завета, прекращение ежедневного жертвоприношения, вступление римского войска в Иерусалим) и пост Эстер (перед праздником Пурим) – безусловно являются символами в истории страданий нашего народа, но не призывают никого обязательно поститься. Вместе с тем и по вопросу Девятого Ава в Движении тоже нет единства мнений. Есть ревнители, отмечающие этот день со всей строгостью традиции. Но есть и  новаторы, придающие не меньшее значение общеисторическому аспекту этого дня, включающему возвращение в Сион и возникновение государства Израиль как важного этапа в освобождении еврейского народа. Сторонников последнего мнения больше, т.к. Прогрессивный Иудаизм не придает большого значения ни идее восстановления Храма, ни тем более возобновлению обряда жертвоприношения в нем.

Будучи пророческим, Прогрессивный Иудаизм опирается на высказывания пророков, которые всегда стремились к углублению религиозной мысли и придавали значение только искренней религиозности, а не формальному исполнению обрядов, поднимали свой голос против пристрастия народа к постам. Характерными в этом отношении являются слова пророка Исайи, 58:5 «Разве это пост угодный Богу, когда человек мучает самого себя, склоняет голову, как тростник, и подстилает себе рубище и пепел?». Другой пророк говорит: «Разве, когда вы поститесь и скорбите, для Меня вы поститесь: лучше творите справедливый суд и оказывайте милость и сострадание своим ближним, вот что угодно Богу» (Захария 7.5 и далее).

Основываясь как на этих, так и на других высказываниях пророков и еврейских мудрецов, понимая роль и место личности в Иудаизме и в современном мире, главным идейным принципом Прогрессивного Иудаизма становится убеждение, что развивающиеся из поколения в  поколение религиозные заповеди и ритуалы – это человеческая интерпретация Божественной воли. Прогрессивный Иудаизм настаивает на том, чтобы перемены происходили тогда, когда они необходимы, в течение жизни тех поколений, которые в них нуждаются, а не через десятилетия или  века. И это право принадлежит сегодняшним и завтрашним поколениям евреев.

Редакция раввина Александра Духовного.